Мир природы в лирике С.А. Есенина

30.01.2012 | Рубрика: Е » Есенин С.А. » Лирика Есенина С.А. »

Такое даже у великих поэтов случается нечасто. Строки уже самого раннего стихотворения одного из лучших и известных русских поэтов XX века Сергея Есенина, приходя к нам в раннем детстве, сохраняются в памяти на всю жизнь:

Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Словно серебром…

Таковы обостренное чувство природы этого поэта, выразительность, точность его образов, способных передать глубинный смысл и красоту неброского русского пейзажа.
Близость к природе — неиссякаемый источник вдохновения Есенина. «Край любимый! — обращается к ней поэт — Я хотел бы затеряться в зеленях твоих стозвонных». Затеряться — слиться, быть частью самой природы, раствориться в ее величии и великолепии, и никак не противостоять ей — характерная особенность его мировосприятия.
Живое ощущение природы проявилось в первом же сборнике стихов молодого поэта «Радуница», рисующем образ сельской России, то грустной, то радостной, то задумчивой и удалой, но, главное, очень реальной в своих зарисовках небогатых деревень и полей, овинов, лугов и болотин:

Все гуще хмарь, в хлеву покой и дрема,
Дорога белая узорит скользкий ров…
И нежно охает ячменная солома,
Свисая с губ кивающих коров.

Лирика Есенина, обращенная к природе, к ее бесценным дарам, щедрая, доверительная, рождена тонкой наблюдательностью. В ней даже частное и на первый взгляд неяркое явление способно превратиться в душевную живописную картину.
Вот описание зимней дороги в стихотворении «Пороша»:

Еду. Тихо. Слышны звоны
Под копытом на снегу,
Только серые вороны
Расшумелись на лугу.

Все исключительно просто, как будто списано с натуры:

Заколдован невидимкой,
Дремлет лес под сказку сна,
Словно белою косынкой
Подвязалася сосна.
Понагнулась, как старушка,
Оперлася на клюку,
А над самою макушкой
Долбит дятел на суку.

При этом поэт не слагает гимн природе. Он воспевает родную природу, придя к ней как рачительный хозяин и друг. Поэт по-мужицки практичен, он видит в природе богатства, которые ждут человеческих рук.
Даже небесные светила поэт приглашает на землю. Сотни раз воспетая луна бросает свой отсвет на дремлющий крестьянский мир, на сельскую природу, одухотворяя ее, пробуждая, наполняя новыми красками. Месяц роняет «желтые поводья» или бросает «весла по озерам»; луна, как «коврига хлеба», надломилась над небесными сводами.

За темной прядью перелесиц,
В неколебимой синеве,
Ягненочек кудрявый – месяц
Гуляет в голубой траве.
В затихшем озере с осокой
Бодаются его рога, —
И кажется с тропы далекой –
Вода качает берега.

Схожий с жеребенком месяц, тоже рыжий, «запрягается» в сани. В поэме «Пугачев» луна, «как желтый медведь, в мокрой траве ворочается». Даже этот вычурный образ имеет свою поэтическую основу. Пугачев разъясняет происхождение столь неожиданной метафоры:

Знаешь ли ты, что осенью медвежонок
Смотрит на луну,
Как на вьющийся в ветре лист?
По луне его учит мать
Мудрости своей звериной.
Чтобы смог он, дурашливый, знать
И призванье свое и имя.

В лирике Есенина один и тот же образ (та же луна) очень часто приобретает множество новых художественных значений. Для простого крестьянского мальчика луна всего лишь «коврига хлеба», для Пугачева, размышляющего о своем предназначении, о предстоящей борьбе, луна-медведь имеет магическое значение. Такое развитие образа — одна из особенностей поэзии Есенина.
Свет луны, уже зловещей, освещает самые трудные, мучительные строки цикла «Москва кабацкая». «Кабацкие» стихи писали и до Есенина, на пороге кабака побывали Пушкин («Да пьяный топот трепака / Перед порогом кабака»), Лермонтов («Смотреть до полночи готов / На пляску с топаньем и свистом / Под говор пьяных мужиков»), Блок («Буду слушать голос Руси пьяной, / Отдыхать под крышей кабака»). Для русского интеллигента и крестьянина кабак в XIX веке был своеобразным клубом, куда заходили с большого горя. Ночные лунные пейзажи в «Москве кабацкой» подчеркивают неблагополучие, ужас бездорожья, создают впечатление близкой трагедии. Остается «узда лучей», но она наброшена на «лошадиную морду месяца», в ней есть что-то зловещее, похожее на петлю. Луна освещает дорогу в кабак:

А когда ночью светит месяц,
Когда светит… черт знает как!
Я иду, головою свесясь,
Переулком в знакомый кабак.

Такой же неуютный, холодный месяц появляется и умирает в «Черном человеке» в бессонную ночь, предвещая гибель поэта. Только «Персидские мотивы» озарены светом прежней лучистой есенинской луны. Но такая добрая луна в поздней поэзии Есенина встречается все реже и реже.
Чистая, ничем не замутненная лирика все чаще оказывается в кабацком дыму, в истерике пьяного угара. Но даже в «Москве кабацкой» есть немало прекрасных, искренних стихов, озорных и нежных.
Есенин покончил с собой, когда ему было всего 30 лет. Ушел из жизни великий русский поэт-лирик, для которого русская природа была источником всего прекрасного. Эту чистую любовь он пронес через всю жизнь, через всю поэзию. Есенин — тонкий лирик, умеющий чутко передавать состояние души, поэзию чувства и природы. Важное отличие его поэзии — песенность. Не случайно многие стихи стали любимыми и популярными песнями: «Клен ты мой опавший…», «Не жалею, не зову, не плачу…», «Отговорила роща золотая…», «Над окошком месяц…». Лучшие произведения Есенина вошли в золотой фонд отечественной культуры.


Комментарии: