Образ поэта в лирике Б.Л. Пастернака

У каждого поэта есть сфера ему особо близкая, где он осознает себя творчески наиболее свободным и полноценным. Поиск прямого контакта с социальной современностью открыто закреплен в тематике и проблематике лирики Бориса Пастернака позднего периода. Поэт исходит из очевидных, наличных ценностей жизни, которые могут показаться кому-то малозначительными, но которые тем не менее оправдывают и укрепляют все бытие. Именно с ними особенно тесно связана центральная тема двух последних циклов Пастернака — «Стихотворений Юрия Живаго» и «Когда разгуляется» — тема призвания. Звуча как творческий самоотчет, она одновременно много шире, так как концентрирует весь комплекс философских, религиозных, этических представлений поэта, его взгляд на собственную судьбу и пути мировой культуры, с пристальным вниманием к «вековым прототипам», непреходящим и обретающим насущный смысл.
Еще в «Охранной грамоте» поэт высказывал догадку о том, что только поэзия может послужить средством постижения сути мира. Поэзия адекватна природе, созвучна ей. Вот почему лирический герой стихотворения «Во всем мне хочется дойти…» стремится разбить стихи, словно сад, внести в них «дыханье роз, / Дыханье мяты, / Луга, осоку, сенокос, / Грозы раскаты». Среди перечисленных Пастернаком понятий и явлений нет умозрительных, рациональных. Его лирический герой воспринимает мир просто и естественно. Истина жизни является основным материалом для творчества. А поэзия становится незаменимой помощницей в познании «сущности протекших дней», «свойств страсти», «сердечной смуты».
Неслучайно при необходимости дать «определение поэзии» в одноименном стихотворении поэт единым взглядом, и слухом, и осязанием — невыборочно, подряд — охватывает окружающее:

Это — круто налившийся свист,
Это — щелканье сдавленных льдинок,
Это — ночь, леденящая лист,
Это — двух соловьев поединок.

«Цель творчества — самоотдача», — провозгласил Борис Пастернак в стихотворении «Быть знаменитым некрасиво…», противопоставив истинную поэзию окололитературной суете. Стихотворцу, по мнению Пастернака, не пристало стремиться к известности и общественному признанию, для его таланта губительны успех и шумиха. Поэт постулирует свой основной жизненный принцип — творчество ради самого творчества. Коль скоро поэзия обернулась столь счастливо найденным средством познания мира, способом проникновения в самую сущность окружающей жизни, она просто по определению не может быть нацелена на снискание славы и признания.
Поэзия Пастернака — поэзия дорог и разворачивающихся пространств. В ней «пахнет сырой резедой горизонт», открыты окна и двери, в ней всегда есть даль, которая зовет своего читателя в просторы безбрежные, мировые, первозданные. И в этом — сущностная цель лирики поэта, всегда так неудержимо стремившегося найти отклик на свои стихи в душах человеческих.
Он всегда оставался верен созданному им единственному в своем роде образу поэзии, сводимому к идее того, что искусство есть орган восприятия, и одновременно вскрывающему глубокие и стихийные жизненные основания, на которых идея вырастала и осознавала себя. Широчайшим полем ее творческого осуществления стала поэзия Пастернака во всем объеме. Образ поэзии предстает у Пастернака в разнообразии конкретных образных воплощений, ориентированных на обиходную «прозу» жизни и, конечно, на природу:

Расти себе пышные брыжи и фижмы,
Вбирай облака и овраги,
А ночью, поэзия, я тебя выжму,
Во здравие жадной бумаги.

В стихотворении «Весна» все та же идея вдохновенно вылилась в мгновенную образную формулу, занявшую достойное место среди самых устойчивых «определений поэзии», данных Пастернаком. Строфа эта, кроме того, является наглядной иллюстрацией к творческим устремлениям поэта, стремившегося объять ни много ни мало — целый мир, не упустив при этом ни одной самой мельчайшей детали. И настоящее желание — не просто прихоть стихотворца. Поэт остро чувствовал свою ответственность перед современниками:

Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну.
Ты — вечности заложник
У времени в плену.

Строки стихотворения «Ночь» — своеобразный призыв Пастернака, обращенный в первую очередь к самому себе. Стихотворение разворачивается как пейзаж, равно космический и очеловеченный. Такова поэтическая вселенная Пастернака, не знающая границ времени и пространства. Для Пастернака существенна проводимая в стихотворении параллель между летчиком и поэтом: «Не спи, борись с дремотой, / Как летчик, как звезда».
Творчество было смыслом жизни поэта, не писать он попросту не мог. Даже в трудные годы гонений со стороны правительственной верхушки Пастернак не отрекся от своих жизненных и профессиональных принципов. В стихотворении «Гамлет», вошедшем в цикл «Стихотворения Юрия Живаго», мы видим несколько иного Пастернака — усталого, измученного, оказавшегося в конфликтных отношениях со всей современной ему эпохой, утомленного бесконечной полемикой с органами цензуры. И все же не сломленного жестокими житейскими обстоятельствами, по-прежнему верного своим убеждениям и готового продолжать свой поэтический путь.


Комментарии: