Особенности народного характера в прозе А.П. Платонова

02.02.2012 | Рубрика: П » Платонов А.П. »

«Надо было понять, что же есть существование людей, это — серьезно или нарочно?» — писал А.П. Платонов в одной из своих статей. Все его творчество посвящено поиску ответа на этот вопрос. Проза Платонова — о простых людях, занятых, как и сам писатель, размышлениями над «сложными» истинами, поиском «смысла отдельного и общего существования».
Часто герои Платонова кажутся чудаковатыми, а их жизнь — лишенной цельности и смысла. Так, на первый взгляд глупо и бесполезно живет Фома Пухов, главный герой повести «Сокровенный человек». Простой механик, дважды в своей жизни он мог бы стать героем. Но в первый раз корабль, на котором он работал, из-за сильного шторма не смог высадить десант красноармейцев в Крыму, занятом войском Врангеля, и вернулся в красный Новороссийск. Во второй раз Пухов придумал, как можно победить белый отряд, обстреливавший его город с бронепоезда. С помощью матросов он пускает под горку несколько платформ с углем, которые неминуемо должны протаранить бронепоезд, но оказывается, что бронепоезд стоит на другом пути — платформы проносятся мимо, не задев белогвардейцев.
Жизнь Пухова кажется несчастливой. Он живет одиноко: повесть начинается с того момента, когда у Фомы умирает жена. Все его товарищи — помощник механика Зворычный, матрос Шариков — вступают в партию, становятся секретарями ячеек, комиссарами. Пухов боится за них, он с сожалением думает о Шарикове: «Не своим умом живет: скоро все на свете организовывать начнет. Беда». Пухов отказывается стать коммунистом, говоря, что он — «природный дурак» и партия ему ни к чему. При этом он больше своих друзей думает о значении революции и лучше их ощущает ее смысл для человеческой жизни: «Революция — как раз лучшая судьба для людей, верней ничего не придумаешь. Это было трудно, резко и сразу легко, как нарождение». Отсвет революции Пухов видит на лицах молодых красноармейцев, готовых идти на верную смерть. Молодые бойцы живут не для себя, а для «новой страны», поэтому и «полны мужества и последней смелости, какие имела природа, вздымая горы и роя водоемы». Тема строительства новой жизни после революции звучит во многих произведениях Платонова, но сильнее всего — в фантастическом «Чевенгуре». Главный герой романа Дванов верит, что в будущем мире «уничтожится тревога» людей, они приобретут какое-то высшее знание.
Пухов знает, что после революции все поменялось. Изменений он ждет повсюду, не только в жизни людей, но и в природе: «На дворе дул такой же усердный ветер, что и в старое время… Но Пухов был уверен, что и ветер со временем укротят посредством науки и техники». При этом Пухова нельзя назвать романтиком или прекраснодушным мечтателем. После смерти жены он пускается в дорогу, чтобы найти потерянный уют, тепло, вернуть чувство Родины. Путешествуя из Новороссийска в Баку, из Баку в Царицын он видит те бедствия, которые оставила после себя революция: «…история бежала в те годы как паровоз, таща за собой на подъем всемирный груз нищеты, отчаяния и смиренной косности». Во время тоскливого путешествия Пухов теряет смысл жизни, забывает, «откуда и куда ехал и кто он такой».
Счастье он обретает в труде, в работе возле «машины». В двигателях и механизмах для Пухова скрыта какая-то тайна, он считает их «умными и живыми». Так трепетно к машинам — особенно паровозам — относятся многие герои Платонова. Например, не представляет своей жизни без паровоза герой рассказа «В прекрасном и яростном мире» машинист Мальцев. Рассказчик так описывает его необыкновенный талант: Мальцев мог «видеть одновременно и попутного воробья, и сигнал впереди, ощущая в тот же момент путь, вес состава и усилие машины». Мальцев слепнет от электрического разряда, но зрение возвращается к нему, когда рассказчик дает ему вести паровоз. Для Мальцева «ощущение машины было блаженством». А машинист из романа «Чевенгур» считает, что «людей много, машин мало; люди — живые и сами за себя постоят, а машина — нежное, беззащитное, ломкое существо…». Вдохновенная преданность труду перешла к героям Платонова от самого автора. Он писал: «Кроме поля, деревни, матери и колокольного звона, я любил еще (и чем больше живу, тем больше люблю) паровозы, машину, ноющий гудок и потную работу».
Так, образ Фомы Пухова вобрал в себя черты многих других героев рассказов Платонова. Тем не менее на первый взгляд он кажется бесполезным и «корявым» человеком. Что же сокровенное увидел в нем автор и в чем состоит народность его характера?
Автор постепенно раскрывает Пухова своим читателям. За образом чудаковатого, хитроватого мужика проступает невообразимая глубина мысли и чувства. Фома жалеет, что в людях много «порочной дурости» и «невнимательности к такому единственному занятию, как жизнь и вся природная обстановка», которому сам он отдается всем сердцем, всей душой. Он умеет заметить невыразимую красоту природы, чувствует «супружескую любовь цельной непорченой земли». Ему странно встречать в поезде людей, которые не видят земной красоты. Один из его попутчиков доехал чуть ли не до Аргентины, но «про Великий или Тихий океан забыл и ни в одну пальму не вгляделся задумчивыми глазами».
Кажется, что в образе Пухова соединяются народная мудрость, созерцательность, любознательность. Он знает «ненарочные способы очаровывать и привлекать к себе людей», говорит не раздумывая, но метко. Когда Пухова принимают на работу в Новороссийске, на вопрос экзаменатора: «Что такое религия?» — он отвечает без запинки: «Предрассудок Карла Маркса и народный самогон». В любой ситуации Пухов остается при своем мнении, поэтому коммунисты считают, что он «не враг, но какой-то ветер, дующий мимо паруса революции».
В кульминационном моменте повести Пухов, переживая красоту утра, внезапно ощущает свою жизнь слитой со всеми человеческими жизнями, «родственность всех тел к своему телу». Он осознает, что в мире все едино и «отчаянная природа перешла в людей и смелость революции», что «свет тепла и утра» постепенно превращается «в силу человека». И эта мысль возвращает ему чувство «теплоты Родины», ощущение значимости и смысла своей жизни и жизни всех людей вокруг.
Героев Платонова М. Горький называл «чудаками» и «полоумными». Действительно, многим из них неведома жизнь для себя, они живут, отдавшись какой-нибудь идее, пропитавшись природной жизнью, жизнью сообща, на пользу всем людям. В этом состоит подлинная народность их характеров.


Комментарии: