Пейзаж и его функции в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

   План сочинения
   1. Вступление. Основной тип пейзажа у Достоевского.
   2. Основная часть. Пейзаж и его функции в романе.
   — Условность пейзажей Достоевского. Достоевский и Гоголь.
   — Достоевский и русский писатели.
   — Два типа пейзажей в романе. Невзрачность красок и тонов у Достоевского.
   — Образ солнца в пейзажах и его значение в романе.
   — Образ заходящего солнца и его значение.
   — Образ восходящего солнца и его значение.
   — Лунный пейзаж в романе.
   — Символический пейзаж в грезах героя.
   — Картина Зимнего дворца и ее значение в романе.
   — Пейзажи, связанные с образом Свидригайлова. Мрачность, безысходность картин природы.
   — Картина природы во сне героя.
   — Пейзаж последнего дня жизни Свидригайлова.
   3. Заключение. Значение пейзажей в романе.

   В романах Достоевского мы чаще всего встречаем урбанистический пейзаж.
   Описания же природы у Достоевского достаточно кратки и всегда тесно связаны с внутренним состоянием героев, с их чувствами, с сюжетом, с идеей произведения. Однако связь эта не подчеркивается писателем (пейзаж у него не сливается с переживанием героя), но подразумевается. Эта связь обуславливает некую условность пейзажей, их «заданность». Так, в «Преступлении и наказании» пейзажи, наряду с интерьерами, создают впечатление чего-то негармоничного, безобразного, искривленного. Эта условность картин природы напоминает нам условность пейзажей у Гоголя. Однако у Гоголя описание природы в целом было подчинено раскрытию характера героя, у Достоевского же пейзаж более многозначен. Описания природы у этого писателя зачастую символичны, предваряют те или иные события, ситуации.
   Картины природы у Достоевского, как и у Лермонтова, Толстого, Тургенева, зачастую даются в восприятии героев, отражают их впечатления. Однако в этих пейзажах нет того обилия запахов и звуков, разнообразия красок, световых эффектов, которое мы встречаем в пейзажах Лермонтова или Тургенева. Кроме того, в философии Достоевского очень значима мысль о том, что «гармония в человеческом обществе вообще – и гармония с прекрасной природой в частности – недостижимая мечта, утерянный рай»[1]. Если Пушкин, Гоголь, Гончаров и Толстой подчеркивали близость человека к природе, то в романах Достоевского гармония между человеком и природой нарушена[2].
   Специфичность предмета изображения (город) обуславливает определенное однообразие пейзажей Достоевского. Как правило, это типовые пейзажи. Так, в романе «Преступление и наказание» мы встречаем два типа пейзажей. Первый – это душные, пыльные, задымленные улицы, беспощадно палящее солнце, раскаленный асфальт… Второй – хмурый, мрачный, пасмурный город, окутывающий холодом, резкие порывы ветра, монотонно барабанящий дождь, черная вода в Неве… Картины эти нарисованы грязными, тусклыми, серыми красками. Таков уже первый пейзаж романа. «На улице жара стояла страшная, к тому же духота, толкотня, всюду известка, леса, кирпич, пыль и та особенная летняя вонь, столь известная каждому петербуржцу, не имеющему возможности нанять дачу, – все это разом неприятно потрясло и без того расстроенные нервы юноши. Нестерпимая же вонь из распивочных…и пьяные, поминутно попадавшиеся, несмотря на буднее время, довершили отвратительный и грустный колорит картины». Сильная жара и духота – неотъемлемая часть пейзажей «Преступления и наказания». Вот Раскольников выходит на улицу уже после убийства, и он снова попадает в ту же невыносимую атмосферу. «На улице жара стояла невыносимая; хоть бы капля дождя во все эти дни. Опять пыль, кирпич и известка, опять вонь из лавочек и распивочных, опять поминутно пьяные, чухонцы-разносчики и полуразвалившиеся извозчики». Необыкновенную духоту Петербурга отмечает и Пульхерия Александровна, приехавшая из провинции. Выйдя из квартиры сына, она замечает: «…ужас у него душно…а где тут воздухом-то дышать? Здесь и на улицах, как в комнатах без форточек. Господи, что за город!». Ю.В. Лебедев замечает, что невыносимая духота Петербурга – это составляющая общей безысходной атмосферы романа.
   Единственный яркий штрих, встречающийся в пейзажах первого типа, – это яркое, кроваво-красное солнце. Однако и это ослепительное, красное солнце на фоне душного, пыльного города оставляет не радостное, а гнетущее впечатление. «Солнце ярко блеснуло ему в глаза, так что больно стало глядеть, и голова его совсем закружилась, – обыкновенное ощущение лихорадочного, выходящего вдруг на улицу в яркий солнечный день». Образ солнца в романе имеет несколько значений. Раскольникову больно смотреть на солнце, солнце как бы ослепляет его. В этом описании восприятия героем природы Достоевский намекает, что Раскольников ослеплен своей идеей и все мировосприятие героя искажено. Кроме того, ослепительное, огромное солнце в этих эпизодах невольно порождает мысль о Людовике ХIV, «короле-солнце». В связи с этим можно предположить, что здесь писатель «обыгрывает» часть теории героя о «сильной» личности, о Наполеонах и Магометах, к которым герой хочет причислить и себя. Однако солнце ослепляет Раскольникова – точно так же героя губит его идея о «сильной личности». Солнце, неизменно присутствующее в пейзажах, задает в романе и мотив открытости, узнавания, обнаружения. Яркий свет солнца как будто высвечивает всю бесчеловечность, безнравственность замысла и поступка Раскольникова, однако сам герой не видит истинного положения вещей. Так, пейзаж у Достоевского предваряет сюжетное действие, намекая на будущее раскрытие преступления Раскольникова.
   Героя в романе часто сопровождает и солнце заходящее, угасающее. В первый раз он видит закат солнца в квартире старухи-процентщицы. «Небольшая комната, в которую прошел молодой человек, с желтыми обоями, геранями и кисейными занавесками на окнах, была в эту минуту ярко освещена заходящим солнцем. «И тогда, стало быть, так же солнце будет светить!..» – как бы невзначай мелькнуло в уме Раскольникова…». Замечание это весьма знаменательно. Закат солнца ассоциируется у нас с закатом человеческой жизни. Закат солнца Раскольников видит и после своего первого сна, в котором Миколка забивает несчастную лошаденку. Натура героя протестует против насилия – он видит себя ребенком, в гневе бросающимся на Миколку с кулачонками. И после этого сна Раскольникову кажется, что он опомнился, отказался от «проклятой мечты своей». Однако Достоевский показывает нам все то же заходящее солнце, как бы предваряя будущую картину убийства, заката человеческой жизни. Солнце в данном пейзаже не только предваряет будущие события, но и как будто предупреждает героя, напоминая ему о суде и о гневе божьем. В самой повторяемости данного образа в романе заложен глубокий философский смысл. Образ закатного солнца, переходящий из пейзажа в пейзаж, символизирует в романе постоянство, вековую неизменность понятий «добра» и «зла». В этих картинах Достоевский развенчивает поступок своего героя. Библейский Каин убивает своего брата из зависти. Современный герой, Раскольников, убивает старуху-процентщицу и Лизавету для того, чтобы проверить свою теорию. Однако, по Достоевскому, смысл поступка того и другого неизменен, путь каждого из них – греховен и порочен. Так пейзаж в романе связывается с идейным смыслом произведения.
   Заметим, что героя практически никогда не сопровождает солнце утреннее, восходящее. Происходит это лишь в одном из пейзажей – на каторге, когда Раскольников вместо ненависти осознает в себе любовь, любовь к Соне. «День опять был ясный и теплый. Ранним утром, часов в шесть он отправился на работу, на берег реки…С высокого берега открывалась широкая окрестность. С дальнего другого берега чуть слышно доносилась песня. Там в облитой солнцем необозримой степи, чуть приметными точками чернелись кочевые юрты. Там была свобода и жили другие люди, совсем не похожие на здешних, там как бы самое время остановилось, точно не пришли еще века Авраама и стад его». Пейзаж этот символизирует будущее Раскольникова, его воскресение, переход из одного «идейного мира» в другой.
   В снах Раскольникова появляется лунный пейзаж. Так, во сне об убийстве старухи «вся комната была ярко облита лунным светом…Огромный, круглый, медно-красный месяц глядел прямо в окна. «Это от месяца такая тишина, – подумал Раскольников, – это он, верно теперь загадку загадывает». Он стоял и ждал, долго ждал, и чем тише был месяц, тем сильнее стучало его сердце, даже больно становилось». Символическое значение месяца здесь во многом совпадает со значением солнечного света в «реальных» пейзажах романа.
   Символический пейзаж встречается и в грезах героя. Перед преступлением Раскольникову представляется, что он где-то «в Африке, в Египте, в каком-то оазисе». Караван отдыхает, смирно лежат верблюды; кругом растут пальмы, все обедают. Он же все пьет воду, прямо из ручья, который журчит рядом. «И прохладно так, и чудесная-чудесная такая голубая вода, холодная, бежит по разноцветным камням и по такому чистому с золотыми блесками песку…». Это описание перекликается со стихотворением М.Ю Лермонтова «Три пальмы». Но в финале лермонтовского стихотворения пальмы безжалостно вырубают. По мнению исследователя, эта скрытая ассоциация предваряет трагедию в романе. Однако стоит отметить цветовой колорит этих грез. Ручей, который журчит рядом с Раскольниковым, – чистый и прозрачный, почти голубой. Голубой цвет – цвет разума, рассудка, рациональности. Он успокаивает, способствует погружению в себя. Рассудок героя (а не только сердце) подсознательно восстает против его «безумной идеи», просит его одуматься. Однако идея-страсть заглушает голос разума, и, очнувшись, Раскольников начинает свои лихорадочные приготовления.
   Голубой цвет присутствует и в другом пейзаже романа – в картине Зимнего дворца. «Небо было без малейшего облачка, а вода почти голубая, что на Неве так редко бывает. Купол собора, который ни с какой точки не обрисовывается лучше, как смотря на него отсюда, с моста, не доходя шагов двадцати до часовни, так и сиял, и сквозь чистый воздух можно было отчетливо разглядеть даже каждое его украшение…Необъяснимым холодом веяло на него (Раскольникова) всегда от этой великолепной панорамы; духом немым и глухим полна была для него эта пышная картина…» Голубой цвет здесь – очень холодный, равнодушный цвет. Зимний дворец воплощает собой лицо Петербурга. Картина эта символизирует собой Город, равнодушный к человеческим судьбам, благополучный, капиталистический Петербург.
   Второй тип пейзажей в романе связан с образом Свидригайлова. Мрачный, унылый пейзаж сопровождает предсмертную ночь Аркадия Ивановича. Вот герой приходит в дешевенькую гостиницу. «А Свидригайлов между тем ровнехонько в полночь переходил через – ков мост по направлению на Петербургскую сторону. Дождь перестал, но шумел ветер. Он начинал дрожать и одну минуту с каким-то особенным любопытством и даже с вопросом посмотрел на черную воду Малой Невы. Но скоро ему показалось очень холодно стоять над водой; он повернулся и пошел на – ой проспект».
   Мрачный, темный пейзаж появляется во сне Свидригайлова. «Он ощупью нашел задвижку и отворил окно. Ветер хлынул неистово в его тесную каморку и как бы морозным инеем облепил ему лицо и прикрытую одной рубашкой грудь…с деревьев и кустов летели в окно брызги, было темно как в погребе, так что едва-едва можно было различить только какие-то темные пятна, сопровождавшие предметы». Здесь опять возникает мотив темноты, сопровождающий этого героя (тусклое горение свечки, темная баня с пауками). Темнота эта символизирует беспросветность жизни Аркадия Ивановича, отсутствие в ней светлых сторон, подлинных человеческих радостей. Но начинается сон Свидригайлова с прекрасных видений. «Ему вообразился прелестный пейзаж; светлый, теплый, почти жаркий день, праздничный день, троицын день. Богатый, роскошный, деревенский коттедж в английском вкусе, весь обросший душистыми клумбами цветов, обсаженный грядами, идущими кругом всего дома; крыльцо, увитое вьющимися растениями, заставленное грядами роз, светлая, прохладная лестница…Он особенно заметил в банках с водой, на окнах, букеты белых и нежных нарцизов, склоняющихся на своих ярко-зеленых, тучных и длинных стеблях с сильным ароматным запахом». Посреди всего этого великолепия Свидригайлов видит гроб, в котором лежит загубленная им девочка, самоубийца. Как заметил В.Я. Кирпотин, сон этот – трансформированная совесть героя. Цветы – символ невинности, чистоты и красоты – передают его мысли о поруганной им невинности, загубленной красоте.
   Мрачное, безысходное настроение героя передано пейзажем последнего дня его жизни. «Молочный, густой туман лежал над городом. Свидригайлов пошел по скользкой, грязной деревянной мостовой, по направлению к Малой Неве. Ему мерещилась высоко поднявшаяся за ночь вода Малой Невы, Петровский остров, мокрые дорожки, мокрая трава, мокрые деревья и кусты и, наконец, тот самый куст…С досадой стал он рассматривать дома, чтобы думать о чем-нибудь другом. Ни прохожего, ни извозчика не встречалось по проспекту. Уныло и грязно смотрели ярко-желтые деревянные домики с закрытыми ставнями». Свидригайлов у Достоевского «движется в тумане»: у него нет никакой цели в жизни, никаких интересов, никаких моральных устоев. Аркадия Ивановича ничто не занимает, он не может найти забвение в пьянстве, гастрономии – он не любит этого. Он погрязает в разврате, однако и это занятие не может поглотить Свидригайлова вполне. Он ни во что не верит, совесть за совершенные злодеяния не мучает его практически до последнего предсмертного часа. Фактически ему тоже «некуда идти», как и Раскольникову, как и Мармеладову. Кроме того, пейзаж этот своей тоскливой безысходностью предваряет смерть Свидригайлова, его самоубийство.
   Таким образом, практически все пейзажи в романе символичны. Они предваряют будущие события и ситуации, тесно связаны с духовной эволюцией персонажей, с их нравственными исканиями, с подсознательной жизнью героев, с идейным замыслом произведения.

1. Соловьев С.М. Изобразительные средства в творчестве Достоевского. М., 1979, с. 153.
2. Там же, с. 148.

Комментарии: