Стихотворение «Элегия» («Пускай нам говорит изменчивая мода…») Н.А. Некрасова. Восприятие, толкование, оценка

   Стихотворение «Элегия» было написано Н.А. Некрасовым в 1874 году. Оно посвящено А.Н. Еракову, другу поэта, ставшему мужем его любимой сестры, Анны Алексеевны Буткевич. А.Н. Ераков был инженером путей сообщения. Это был добрый, отзывчивый человек, обладающий большим художественным вкусом. Ему же посвящено стихотворение «Недавнее время». Некрасов послал ему «Элегию» в день именин вместе с письмом, в котором говорилось: «Посылаю тебе стихи. Так как это самые задушевные и любимые из написанных мною в последнее время, то посвящаю их тебе, самому дорогому моему другу». Поводом к написанию произведения стало выступление историка литературы О.Ф. Миллера, в котором он утверждал, что поэт стал повторяться, что «непосредственное описание страданий народа Некрасовым исчерпано».
   Жанр произведения указан в названии – элегия. Тема его – положение русского народа и роль поэта в обществе. Так в жанр элегии, традиционные мотивы которой – любовь, грусть, душевная рефлексия и размышления о жизни, Некрасов вводит социальную проблематику. Стихотворение мы можем отнести к гражданской лирике. Стиль его – реалистический.
   Начинается стихотворение мыслью о «русском народе». Оппонируя критикам, лирический герой размышляет о том, насколько эта тема актуальна, важна для поэзии. Первые четыре строчки представляют собой зачин, определение темы:

 
Пускай нам говорит изменчивая мода,
Что тема старая – «страдания народа»
И что поэзия забыть ее должна, —
Не верьте, юноши! не стареет она.
 

   И уже здесь Некрасов выступает новатором. Элегия открывается не мотивом тоски и не анализом собственных чувств, как мы уже отмечали выше, а обращением к юношеству. И здесь мы слышим интонации и проповеди, и завещания, и открытого призыва.
   Затем мы видим развитие темы. Лирический герой приходит к выводу, что нет предмета достойнее и значительнее, что поэт обязан «Толпе напоминать, что бедствует народ», «К народу возбуждать вниманье сильных мира». Муза, по мнению героя, должна стать неизменной спутницей народной судьбы:

 
Увы! пока народы
Влачатся в нищете, покорствуя бичам,
Как тощие стада по скошенным лугам,
Оплакивать их рок, служить им будет муза,
И в мире нет прочней, прекраснее союза!..
 

   Тон речи здесь становится торжественным и взволнованно-патетическим. Стихотворение Некрасова перекликается с пушкинской «Деревней», где поэт скорбит о тяжкой доле крестьянина:

 
Склоняясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,
Здесь рабство тощее влачится по браздам…
 

   Этой реминисценцией Некрасов как бы дает понять, что со времен Пушкина в жизни народной мало что изменилось, что тема эта по-прежнему очень важна. Анализируя свой жизненный путь, герой восклицает:

 
Я лиру посвятил народу своему,
Быть может, я умру неведомый ему,
Но я ему служил – и сердцем я спокоен…
Пускай наносит вред врагу не каждый воин,
Но каждый в бой иди! А бой решит судьба…
 

   Далее он обращается к конкретным фактам, вспоминая о событии, современником которого он стал, – об отмене крепостного права. Однако сделало ли это освобождение русский народ счастливым? На этот вопрос ответа мы не находим:

 
Я видел красный день: в России нет раба!
И слезы сладкие я пролил в умиленье…
«Довольно ликовать в наивном увлеченье, —
Шепнула муза мне, – пора идти вперед:
Народ освобожден, но счастлив ли народ?..»
 

   В третьей части тон лирического героя становится спокойным, повествование приобретает идиллически-элегический характер. С грустью он отмечает, что реформа не принесла народу облегчения. Риторические вопросы передают горестные размышления его:

 
Ответа я ищу на тайные вопросы,
Кипящие в уме: «В последние года
Сносней ли стала ты, крестьянская страда?
И рабству долгому пришедшая на смену,
Свобода наконец внесла ли перемену
В народные судьбы? в напевы сельских дев?
Иль так же горестен нестройный их напев?..».
 

   Последняя строфа элегии раскрывает мысли о творческом вдохновенье и о народе. Призыв поэта, его вопросы остаются безответными. Лишь в природе он находит отклик на зов своей души:

 
И песнь моя громка!.. Ей вторят долы, нивы,
И эхо дальних гор ей шлет свои отзывы,
И лес откликнулся… Природа внемлет мне,
Но тот, о ком пою в вечерней тишине,
Кому посвящены мечтания поэта, —
Увы! не внемлет он – и не дает ответа…
 

   Здесь есть реминисценция из пушкинского стихотворения «Эхо»:

 
Ты внемлешь грохоту громов,
И гласу бури, и валов,
И крику сельских петухов —
И шлешь ответ;
Тебе ж нет отзыва… Таков
И ты, поэт!
 

   Мысль обоих поэтов схожа: их творчество не может найти отклик среди народа. Природа здесь противопоставлена людям.
   В этом стихотворении достаточно отчетливо предстает перед нами образ лирического героя. Это уже немолодой человек, избравший свой путь и идущий по нему, когда с него сошли многие. Это человек цельный, хотя и ему известны колебания и ошибки, наивность увлечений, не слишком большая уверенность в своих силах («Быть может, я умру неведомый ему…»). Это человек мудрый и мужественный («…каждый в бой иди! А бой решит судьба…»). Ему небезразлична судьба юношества – будущего России. Это талантливый поэт, творящий по свободному вдохновению («И песнь сама собой слагается в уме…»). Он уверен, что жить честно можно только в беззаветном служении народу («К народу возбуждать вниманье сильных мира – Чему достойнее служить могла бы лира?»).
   Композиционно произведение делится на три части. Первая часть – зачин, обращение к юношеству. Вторая часть – развитие темы, провозглашение гражданского служения поэзии Отчизне, анализ собственного творческого пути. Третья часть – концовка, размышления о русском народе. Начинается и заканчивается стихотворение одним и тем же мотивом – страданий народа. В финале лирический герой не говорит об этом прямо, но народ не внемлет его призывам, народ «безмолвствует». Этот мотив безмолвия сопряжен с темой нравственных страданий. Таким образом, мы можем говорить о кольцевой композиции.
   Стихотворение написано шестистопным ямбом с пиррихиями, рифмовка – перекрестная. Поэт использует различные средства художественной выразительности: эпитеты («слезы сладкие», «красный день»), метафору («служить им будет муза»), олицетворение («И лес откликнулся…»), сравнение («Как тощие стада по скошенным лугам…»), анафору («И эхо дальних гор ей шлет свои отзывы, И лес откликнулся…»), риторический вопрос («Чему достойнее служить могла бы лира?»), риторическое восклицание («Но каждый в бой иди!»), аллитерацию («Что тема старая – «страдания народа», «И слезы сладкие я пролил в умиленье…»), фразеологизм («возбуждать вниманье сильных мира…»). Поэт использует «высокую» лексику: «внемлет», «влачатся», «рок», «лира», «внимаю», «дев».
   Таким образом, Некрасов рассматривал поэтическое творчество как гражданское служение Отчизне, русскому народу. Муза его явилась музой мести и печали, музой, иссеченной кнутом. Отрицая «искусство для искусства», поэт «понял смысл своего призвания и служил ему неизменно, не уклоняясь в стороны, не делая никаких уступок и не увлекаясь ложными, хотя и блестящими призраками. Подобными увлечениями можно упрекнуть многих, только не Некрасова, который понимал, что «покуда не видно солнца ниоткуда», то поэту с подобным настроением «стыдно спать» и

 
Еще стыдней в годину горя
Красу долин, небес и моря
И ласку милой воспевать»[1].
 
1. Крестовский Вс. Некрасов и его стихотворения. – Амелина Е.В. Школьный справочник по литературе. Ростов-на-Дону, 2010, с. 335–336.

Комментарии: