Стихотворение «Не с теми я, кто бросил землю…» А.А. Ахматовой. Восприятие, толкование, оценка

   Стихотворение «Не с теми я, кто бросил землю…» было написано А.А. Ахматовой в 1922 году. Оно вошло в сборник «Anno Domini». Произведение относится к гражданской лирике. Построено оно на основе противопоставления эмигрантов, людей, бросивших Россию, и людей, оставшихся верными своей Отчизне в непростые для нее времена. Основная тема стихотворения – Родина, патриотизм, трагическая судьба человека, переживающего трудные минуты вместе со своей страной.
   Уже первая строфа построена по принципу антитезы. Поэт отделяет себя от «изгнанников», людей, «бросивших землю». И здесь звучит мотив искушения. Причем понятие «враг» у Ахматовой символически расширяется: она подразумевает не только защитников советского, бесчеловечного режима, палачей, отравивших «воду», но и демона-искусителя, вносящего в сердце поэта дух сомнения, скептицизма:

 
Не с теми я, кто бросил землю
На растерзание врагам.
Их грубой лести я не внемлю,
Им песен я своих не дам.
 

   Тот же самый мотив искушения звучит у Ахматовой в стихотворении «Мне голос был. Он звал утешно…», написанном в 1917 году:

 
Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край, глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.
 

   Однако лирическая героиня в этом стихотворении преодолевает искушение, предпочитая остаться на Родине. Этот же мотив звучит и в новом стихотворении. «Изгнанники» у поэтессы не только несчастны и их дорога «темна», они – «жалки». Несмотря на то, что в русской поэзии образ изгнанника, странника часто опоэтизирован, у Ахматовой он теряет весь свой романтический ореол. По ее мнению, изгнанничество лишь унижает человека.

 
Но вечно жалок мне изгнанник,
Как заключенный, как больной.
Темна твоя дорога, странник,
Полынью пахнет хлеб чужой.
 

   Следующая строфа рассказывает о непростой судьбе тех, кто остался на Родине и разделил с ней ее беды, трудности, трагедии:

 
А здесь, в глухом чаду пожара
Остаток юности губя,
Мы ни единого удара
Не отклонили от себя.
 

   В последней строфе поэт как бы прозревает грядущий смысл этой трагической судьбы целого поколения:

 
И знаем, что в оценке поздней
Оправдан будет каждый час…
 

   И здесь Ахматова перекликается с Ф.И. Тютчевым, с его стихотворением «Цицерон». «Лирическая героиня…, не отклоняя от себя «ни единого удара» судьбы, становится участницей трагедии, полной высоких страстей и самопожертвования»[1]. Однако тютчевская патетика, возвышенность, торжественность сменяются у поэтессы простотой, когда трагедия становится реальностью:

 
Но в мире нет людей бесслезней,
Надменнее и проще нас.
 

   Таким образом, в основе композиции стихотворения лежит принцип антитезы. В первой строфе лирическая героиня словно обозначает резкую границу между собой и «бросившими землю». Вторая строфа посвящена «изгнанникам». Третья и четвертая строфы – трагической судьбе своего поколения и великому смыслу, значительности этой жизни. Стихотворение написано четырехстопным ямбом, катренами, рифмовка – перекрестная. Ахматова использует скромные средства художественной выразительности:
   Метафору («кто бросил землю На растерзание врагам»), эпитет («грубой лести», «в глухом чаду»), ряды однородных членов, морфологический неологизм и оксюморон («Но в мире нет людей бесслезней, Надменнее и проще нас»). В стихотворении встречается «высокая» лексика («не внемлю», «изгнанник», растерзание») и «сниженная», бытовая («грубая лесть», «хлеб чужой»), аллитерации («кто бросил землю На растерзание врагам»).
   Таким образом, в сборнике «Anno Domini» поэтесса выходит за грань тематики интимных, глубоко личностных переживаний. Лирическая героиня ее глубоко переживает происходящие в мире события, разделяя трагическую судьбу страны.

1. Буслакова Т.П. Русская литература XX века: Учебный минимум для абитуриента. М., 2001, стр.

Комментарии: