Стихотворения «Выхожу один я на дорогу» М.Ю. Лермонтова. Восприятие, толкование, оценка

   Во многих стихотворениях Лермонтова: «Утес», «На севере диком стоит одиноко», «Парус», «И скучно, и грустно, и некому руку подать…» – звучат мотивы грусти и одиночества. Но особенно ощутим этот мотив в стихотворении «Выхожу один я на дорогу». Перед отъездом поэта в Пятигорск В.Ф. Одоевский подарил ему записную книжку с пожеланием исписать ее всю. После смерти Лермонтова эта книжка была обнаружена, среди других стихов там было и «Выхожу один я на дорогу»[1]. Произведение было написано в 1841 году, за несколько дней до гибели поэта.
   Жанр стихотворения – лирический монолог, исповедь лирического героя, с элементами медитации. Мы можем отнести его к пейзажной и философско-медитативной лирике.
   Тон лирического героя с самого начала поражает своей возвышенностью, даже какой-то торжественностью. Взору нашему открывается ночной пейзаж, простой и одновременно – величественный.

 
Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,
И звезда с звездою говорит.
 

   И уже эта возвышенная интонация намекает на глубинный смысл данного пейзажа. Дорога здесь – это еще и жизненный путь героя, тот путь, который предопределен свыше, и на котором каждый из нас одинок. Каждому предназначена своя судьба, и лишь сам человек может исполнить то, что ему суждено. И уже в первом четверостишии возникает пока еще едва заметный настораживающий, тревожный мотив неизвестности, неопределенности: герой видит свой «путь» «сквозь туман», жизненная дорога его трудна («кремнистый путь»).
   Затем этот мотив в стихотворении нарастает, начинает звучать четче и определеннее: в природе царят тишина и умиротворение, в душе же лирического героя – хаос, смутная, неясная тоска. Ему «больно» и «трудно», но в чувствах и мыслях его – все та же неопределенность, «туман», герой не может понять причины своего состояния:

 
В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом…
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? Жалею ли о чем?
 

   Он связывает свои чувства с сожалениями о прошлом («Жалею ли о чем?») и тревожным предчувствием будущего («Жду ль чего?»). Жизнь лирического героя как бы фокусирует эту живую связь времен в виде его чувств. Разум же героя расторгает эту временную связь:

 
Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть;
Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!
 

   Лирический герой хочет уйти от реальности в мир «свободы и покоя». Он хотел бы «забыться и заснуть». Здесь представляется очень важным мотив забвения, проходящий через все творчество Лермонтова.

 
Любви безумного томленья,
Жилец могил,
В стране покоя и забвенья
Я не забыл…
 

   На свои старые, давно прошедшие чувства Печорин реагирует с той же силой, как и на чувства свежие, настоящие.
   Поэтому так важен здесь мотив забвения, душевного отдыха, покоя. Однако в стихотворении «Выхожу один я на дорогу» этот мотив не сливается с мотивом смерти. Сон здесь не вызывает у нас ассоциаций со смертью, он не является «холодным сном могилы». Напротив, жизнь в нем кажется более сильной, могучей и радостной, чем в реальном бытии героя:

 
Но не тем холодным сном могилы…
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь;
Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб, вечно зеленея,
Темный дуб склонялся и шумел.
 

   Этот образ вечно зеленеющего могучего дуба здесь особенно знаменателен. Дуб – это символ крепости жизни, ее вечности и незыблемости. Все в этом сне говорит о жизни, а не о смерти: и «сладкий голос», поющий о любви, и тихое дыханье героя, и его чуткий слух. Здесь герой полон сил, энергии, вдохновенья, в душе его больше нет трагического разлада чувств. В начале стихотворения он стремится «уйти от жизни», в финале – «жизнь догоняет его» и он доверяется ей.
   Композиционно стихотворение делится на две части. Первая часть – это пейзаж, вторая часть – описание чувств лирического героя. Эти части противопоставлены. Однако финал стихотворения соответствует его началу – там вновь возникает гармоничная, умиротворенная картина природы и резкость контраста смягчается. Концовка, таким образом, здесь замыкает круг[2].
   Стихотворение написано пятистопным хореем, с чередованием мужской и женской рифмы, катренами. Рифмовка – перекрестная. Все это придает плавность и музыкальность стиху. Красота и благодать, царящие в природе, в первой части подчеркнуты эпитетами и метафорой («ночь тиха», «спит земля в сиянье голубом»), «высокой» лексикой («пустыня внемлет богу»). Одновременно другой эпитет уже здесь задает мотив душевной дисгармонии героя – «кремнистый путь» напоминает о трудностях жизненного пути. Во второй части чувства героя подчеркнуты эпитетом («холодным сном могилы»), риторическими вопросами («Что же мне так больно и так трудно? Жду ль чего? жалею ли о чем?»), инверсией («Уж не жду от жизни ничего я»), анафорой («Я ищу свободы и покоя! Я б хотел забыться и заснуть!», «Чтоб в груди дремали жизни силы, Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь»), восклицательными предложениями («Я ищу свободы и покоя!»). Напевности стихотворения способствуют аллитерации («Уж не жду от жизни ничего я, И не жаль мне прошлого ничуть») и ассонансы («Но не тем холодным сном могилы»). Мелодичность, ритм стихотворения определяется и его цезурностью (наличием пауз), которые разделяют стихотворную строку на две половины («Ночь тиха // Пустыня внемлет богу»). Стихотворение было положено на музыку и стало известным романсом.
   Таким образом, желаемое забвение лирический герой находит в мире природы. И эта черта является характерной для многих произведений поэта.

1. Рез З.Я. М. Ю. Лермонтов в школе. Л., 1963, с. 106.
2. Холшевников В.Е. Стиховедение и поэзия. Л., 1991, с. 193.

Комментарии: