Сюжетно-композиционная структура поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души»

06.01.2012 | Рубрика: Г » Гоголь Н.В. » «Мертвые души» »

   План сочинения
   1. Вступление. Замысел автора.
   2. Основная часть. Сюжетно-композиционная структура поэмы.
   — Двухчастная композиция. Экспозиция, завязка и развитие действия в первой части поэмы.
   — Главы, описывающие помещиков, и их расположение.
   — «Боковые ходы» и их роль в сюжете.
   — Вторая часть поэмы. Развитие действия, кульминация, развязка.
   — Композиционные вставки и лирические отступления.
   — Художественное время и художественное пространство в поэме.
   3. Заключение. Художественное своеобразие гоголевского сюжета.

   Сюжет поэмы «Мертвые души» Н.В. Гоголю был подарен А.С. Пушкиным. И писатель нашел его подходящим для своего произведения. «После «Ревизора» я почувствовал, боле нежели когда-либо прежде, потребность сочиненья полного, где было бы уже не одно то, над чем следует смеяться. Пушкин находил, что сюжет «Мертвых душ» хорош для меня тем, что дает полную свободу изъездить вместе с героем всю Россию и вывести множество самых разнообразных характеров», – писал Н. В. Гоголь[1]. И он блестяще реализован свой замысел.
   Попробуем рассмотреть сюжетно-композиционную структуру поэмы. Прежде всего отметим, что произведение делится на две части. Первая часть включает в себя экспозицию (описание губернского города), завязку (приезд Чичикова), развитие действия (посещение героем чиновников и помещиков).
   Все главы (2–6), описывающие визиты Чичикова к помещикам, построены по одной композиционной схеме. Они включают в себя пейзаж, описание деревни, интерьер, подробный портрет героя, диалог с Чичиковым. В очередности появления образов помещиков в поэме также заключен особый смысл. Исследователи считают, что здесь Гоголь реализует принцип «убывающей виновности» персонажа. Первым в этой галерее появляется Манилов, фигура которого наиболее безжизненна, напоминает читателям застывшую статую. Коробочка, Ноздрев и Собакевич – каждый из них в определенном смысле уже «приближен к жизни». Последним на сцене появляется Плюшкин. Это единственный персонаж, кроме Чичикова, чью предысторию открывает нам автор. Но почему же Гоголь выделяет этого героя? Дело в том, что «Мертвые души» были задуманы писателем как большая эпопея, поэма, подобная «Божественной комедии» Данте. Первый том должен был (по мысли автора) соответствовать «Аду», второй – «Чистилищу», третий – «Раю». Гоголь планировал рассказать о постепенном восхождении героев от низших форм жизни к высшим. Чичиков рассматривался им как герой, способный обрести истину. И наряду с ним автор планировал сделать героем третьего тома и Плюшкина как персонажа, способного к нравственному возрождению. Именно потому Гоголь открывает читателям жизненную историю этого героя.
   Исследователи отмечали, что первая часть поэмы менее динамична. На первый взгляд, все движение здесь – это поездки Чичикова, его визиты чиновникам и помещикам. Однако в этой части весьма ощутимо «внутреннее движение», исподволь подготавливающее развязку поэмы. И в этом плане очередность посещения героем помещиков имеет еще и иной смысл – возрастание угрозы для предприятия Чичикова. С этим связаны так называемые «боковые ходы» в сюжете поэмы. Как отмечает А. Белый, «тройка коней, мчащих Чичикова по России, – предпринимательские способности Чичикова; одна из них – не везет, куда нужно, отчего ход тройки, – боковой ход, поднимающий околесину («все пошло, как кривое колесо») <…> Чичиков едет вбок: детали бокового троечного бега – лишняя деталь эмблемы кривого пути: «Проедешь… так вот тебе направо», «не мог припомнить, два или три поворота проехал»; «поворотил… на перекрестную дорогу… мало помышляя… куда приведет дорога…»; «своротили с дороги и тащились по избороненному полю…». Соедините боковые подъезды тройки с боковым ходом Чичикова и дорожными неудачами (не туда попал), и вы удивитесь цельности приема: ехал в Заманиловку, попал в Маниловку; ехал к Собакевичу, попал к Коробочке, от Коробочки – к Собакевичу вновь не попал, а к трактиру и к Ноздреву; от Ноздрева сцепился с экипажем губернаторской дочки, из-за которой позже поднялся скандал…»[2]. И угрозы Чичикову действительно возрастают по ходу развития действия. Так, Манилов просто не понимает сути предложения Павла Ивановича, но уже и он спрашивает: «не будет ли эта негоция несоответствующею гражданским постановлениям и дальнейшим видам России?». Возле дома Коробочки Чичиков падает в грязь. Сцена эта глубоко символична. Как отмечает А. Белый, «гром, купанье в грязи, удар в забор, лужа и освещающий ее свет – все неспроста; в доме Коробочки и обнаруживается второе дно заветного ларчика»[3]. Здесь герой не просто встречает определенное сопротивление в виде непонимания – он сам дает помещице бумагу – «подать в суд». Неприятности ожидают Чичикова и в доме Ноздрева. Павлу Ивановичу не только не удается заключить сделку, но его едва не избивают. Наконец, Собакевич сразу же понял суть его предложения и даже в определенном смысле угрожает Чичикову: «Вам нужно мертвых душ?.. Знаете ли… такого рода покупки… не всегда позволительны, и расскажи я, или кто иной, – такому человеку не будет никакой доверенности». Последний помещик, Плюшкин, вовсе не хочет принимать Чичикова. Потом им все-таки удается договориться: Чичикову приходится расстаться с деньгами.
   Во второй части «Мертвых душ» действие развивается стремительно и энергично, происходит множество событий. Вторая часть поэмы включает в себя развитие действия (подписание купчей, бал, увлечение Чичикова губернаторской дочкой), растянутую кульминацию (скандальную выходку Ноздрева на балу, приезд в город Коробочки, распространение слухов о Чичикове). Во второй части Гоголь дает нам предысторию героя (запоздалая экспозиция образа). Иногда исследователи считают эту запоздалую экспозицию пародией Гоголя на романтические сюжеты. Вторая часть поэмы в определенном смысле повторяет схему первой. Через повествования Коробочки, Манилова, Собакевича, Плюшкина, Ноздрева все визиты Чичикова кним повторяются вновь. Посещение чиновников также повторяется, но уже с гораздо менее удачным исходом. И эта повторяемость обрамляет центральное действие поэмы. Таким образом начинают и заканчивают действие городские сцены. Однако композиционное кольцо создает и сам главный герой поэмы. Чичиков у Гоголя приезжает в город N ниоткуда и уезжает в никуда, в бесконечность. Круг, таким образом, замыкается.
   В поэме присутствуют композиционные вставки. Это «Повесть о капитане Копейкине», притча о Кифе Мокиевиче и Мокии Кифовиче», письмо незнакомки, адресованное Чичикову. Также повествование насыщено лирическими отступлениями, размышлениями автора о России, о русском народе, о быте, о типах писателей, о разнообразии человеческих характеров, о русском языке.
   Отметим также особый принцип соединения художественного времени и художественного пространства в поэме. «Мертвые души» напоминают нам живописное полотно, основным фоном которого выступает атмосфера губернского города, где все статично, омертвело. На втором плане – усадьбы помещиков. Жизнь здесь также словно замирает. На первом плане вырисовывается фигура Чичикова. И он уже вносит в повествование определенный динамизм, энергию, определяя внешние события и провоцируя внутреннее движение в поэме.
   Таким образом, в сюжете Гоголя большую роль играет фактор неожиданности и неизвестности. Читателям практически до конца первого тома не ясен исход интриги. Не совсем понятны и мотивы аферы героя. Однако в последней главе автор как будто приближает нас к разгадке и намерений, и характера Чичикова. История дела, таким образом, оборачивается историей характера. В этом своеобразие гоголевского сюжета.

1. Манн Ю.В., Самородницкая Е.И. Гоголь в школе. М., 2008, с. 253.
2. Белый А. Сюжет в деталях. – Н.В. Гоголь в русской критике. Антология. Составитель С.Г. Бочаров. М, 2008, с. 408–409.
3. Там же, с. 409.

Комментарии:

Дополнительные статьи из рубрики "«Мертвые души»"