Сюжетно-композиционное своеобразие пьесы А.Н. Островского «Гроза»

06.01.2012 | Рубрика: О » Островский А.Н. » «Гроза» »

   План сочинения
   1. Вступление. Сюжетно-композиционная структура и жанровое своеобразие пьесы.
   2. Основная часть. Сюжетно-композиционная своеобразие «Грозы».
   — Художественные приемы Островского-драматурга.
   — Первое действие. Экспозиция.
   — Второе действие. Завязка.
   — Третье действие. Кульминация любовной интриги. Развитие внутреннего конфликта.
   — Четвертое действие. Кульминация основного конфликта.
   — Пятое действие. Развязка.
   3. Заключение. Художественное своеобразие пьесы.

   Размышляя о сюжетно-композиционной структуре пьесы А.Н. Островского «Гроза», мы не можем не задуматься о проблеме жанровой интерпретации произведения. Традиционно «Грозу» считают социально-бытовой драмой. В центре сюжета – любовный треугольник (Катерина – Тихон – Борис), на его основе завязывается семейно-бытовой конфликт, в котором участвует большое количество персонажей. Критик Н.А. Добролюбов подчеркивает социальную грань конфликта в пьесе, открывая ее общественную проблематику: кризис мира патриархальных связей, противостояние мира «темного царства» и сильных, цельных личностей. Современные исследователи (А.И. Журавлева) считают пьесу трагедией, отмечая значимость в ней внутреннего конфликта. ««Гроза» – не трагедия любви, а трагедия совести. Когда падение Катерины совершилось, подхваченная вихрем освобожденной страсти, сливающейся для нее с понятием воли, она становится смела до дерзости… «Я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда!» – говорит она Борису. Но это «греха не побоялась» как раз и предвещает дальнейшее развитие трагедии…<….> Гибель Катерины предрешена и неотвратима, как бы ни повели себя люди, от которых она зависит. Она неотвратима потому, что ни ее самосознание, ни весь уклад жизни, в котором она существует, не позволяют проснувшемуся в ней личному чувству воплотиться в бытовые формы», – замечает исследователь[1]. Попробуем рассмотреть сюжетно-композиционную структуру пьесы.
   Каждое действие в пьесе распадается на отдельные сцены. В них дается развитие конфликта в каком-либо одном ракурсе, показано восприятие какого-либо одного действующего лица. Вообще же конфликт в «Грозе» развивается быстро и динамично, что достигается особым расположением сцен: с каждой новой сценой, начиная с завязки, нарастает напряженность сюжетного действия.
   В драме пять действий. Первое действие представляет собой экспозицию. Первая сцена рисует нам место действия – маленький городок Калинов. Он раскинулся на берегу Волги, утопает в зелени. В природе – красота и безмятежность. Совсем иное дело в человеческих отношениях и нравах. С первых же сцен мы получаем представление о местной жизни, о характерах действующих лиц. «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!» – замечает Кулигин. В первом действии появляются и внесюжетные персонажи, и все лица, участвующие в основном конфликте. Мы видим Кудряша, Шапкина, Кулигина, Феклушу, Дикого и Бориса, семью Кабановых. Причем еще до появления на сцене Дикого и Марфы Игнатьевны Кабановой о них говорят Кудряш и Шапкин, кратко обрисовывая характеры. Здесь же дана предыстория Бориса, племянника Дикого. Затем на сцене появляется сам Дикой и Кабанова. Дикой ругает своего племянника, Марфа Игнатьевна же читает наставления сыну и невестке. Таким образом, в основе первого действия лежит принцип антитезы: красота природы противопоставлена городским нравам. Пунктиром здесь намечается и основной конфликт: Борис признается Кулигину в том, что он любит Катерину. И здесь же мы видим подневольное положение Катерины в семье свекрови, робость и пассивность ее мужа. И в то же время отмечаем полную психологическую несовместимость героини со своей семьей, силу и энергию, заложенную в самой натуре ее. Так, на реплики свекрови Катерина отвечает: «Ты про меня, маменька, напрасно это говоришь. Что при людях, что без людей, я все одна…», «Напраслину-то терпеть кому ж приятно!». Тихон же в этой сцене выведен робким, пассивным, безвольным человеком. Мы понимаем, что отношения героини с Борисом возможны.
   Второе действие содержит очень важные моменты. Катерина признается Варваре в своей любви к Борису. Однако пока она еще гонит от себя мысль о своей любви. Намечается отъезд Тихона. Катерина прощается с ним и просит взять его с собой. Однако он стремится вырваться из-под материнского гнета и погулять на воле. Тихон замечает, что там ему будет «не до жены». Сцена прощания и сцена с ключом представляют собой завязку конфликта. Напряжение душевных сил героини здесь достигает предела: «Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!..»
   Далее противостояние двух лагерей в пьесе углубляется. Дикой разговаривает с Марфой Игнатьевной, и в этом диалоге обнажаются его самодурство, грубость, произвол, скупость (он не может расстаться с деньгами). Точную оценку городским нравам дает и Кулигин в разговоре с Борисом: «У всех давно ворота, сударь, заперты и собаки спущены. Вы думаете, они дело делают либо богу молятся? Нет, сударь! И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! <…> И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! И все шито да крыто – никто ничего не видит и не знает…». И одновременно нарастает внутреннее напряжение в «Грозе». Кульминацией любовной интриги становится свидание Катерины с Борисом. Но только после этого в пьесе начинает развиваться внутренний конфликт – борьба героини с собственной совестью, с цельностью натуры, со своими представлениями о нравственности и чести. Исследователи отмечали композиционное новаторство Островского, разделившего третье действие на две «сцены». Так драматург отходит от традиционного принципа «трех единств», приятого в классицизме.
   В четвертом действии напряжение в сюжете возрастает. Тихон неожиданно возвращается. Катерина переживает нравственный кризис. Она считает свои действия преступными и испытывает настоящее смятение. Островский изображает народное гулянье на бульваре. В воздухе собирается гроза. Дикой замечает, что гроза посылается людям в наказание. Те же мотивы звучат в репликах прохожих («Либо уж убьет кого-нибудь, либо дом сгорит…») Наконец, тут же мы слышим пророчества сумасшедшей барыни: «За все тебе отвечать придется. В омут лучше с красотой-то!». Во время грозы Катерина публично признается в своих отношениях с Борисом. Эта сцена становится кульминацией в развитии основного конфликта пьесы.
   В пятом действии происходит развязка. После признания героине не становится легче, она плачет и тоскует. Не найдя поддержки в семье, она совершает самоубийство, бросается в Волгу. Тихон в отчаянии падает на тело жены: «Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем остался жить на свете да мучиться!». Конфликт, таким образом, заканчивается катастрофой. Вот что писал о концовке пьесы Добролюбов: «Этим восклицанием заканчивается пьеса, и нам кажется, что нельзя ничего было придумать сильнее и правдивее такого окончания. Слова Тихона дают ключ к уразумению пьесы для тех, кто бы даже и не понял ее сущности ранее; они заставляют зрителя подумать уже не о любовной интриге, а обо всей этой жизни, где живые завидуют умершим…».[2]
   Таким образом, пьеса Островского – это и социально-бытовая драма, и трагедия. Именно жанровые особенности определяют развитие конфликта и течение сюжета в «Грозе». «Трагедия Катерины в том, что жизнь, ее окружающая, лишилась цельности и полноты, вступила в полосу глубокого нравственного кризиса. Душевная гроза, пережитая героиней, – прямое следствие этой дисгармонии. Катерина чувствует свою вину не только перед Тихоном и Кабанихой… Ей кажется, что вся вселенная оскорблена ее поведением. <…> Выступая всей жизнью своей против деспотизма, против авторитарной морали, Катерина доверяется во всем внутреннему голосу совести. Пройдя через духовные испытания, она нравственно очищается и покидает греховный калиновский мир человеком, переболевшим его болезнями и муками своими одолевшим их»[3].

1. Журавлева А.И. Александр Николаевич Островский. – История русской литературы XIX века. Вторая половина. Под ред. проф. Н.Н. Скатова. М… 1987, с. 257.
2. Добролюбов Н.А. Луч света в темном царстве. – Н.А. Добролюбов. Русские классики. Избранные литературно-критические статьи. М., 1970. Электронная версия. www.az.lib.ru
3. Лебедев Ю.В. Русская литература XIX в. Вторая половина. Книга для учителя. М., 1990, с. 176.

Комментарии: