Сюжетно-композиционное своеобразие романа «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского

   План сочинения
   1. Вступление. Особенности художественной структуры произведения.
   2. Основная часть. Сюжетно-композиционная структура романа.
   — Авторское членение романа.
   — Основная и побочные сюжетные линии.
   — Первая часть. Экспозиция и завязка сюжета.
   — Вторая часть. Развитие действия. Внутреннее и внешнее нарастание драматической напряженности в романе.
   — Кульминация внешней детективной интриги и основного конфликта.
   — Развязка внешней интриги и основного конфликта.
   — Художественные приемы Достоевского и композиционные вставки.
   3. Заключение. Сюжетно-композиционное своеобразие романа.

   Исследователи неоднократно отмечали художественное своеобразие произведений Достоевского, и в том числе романа «Преступление и наказание». Его называли «романом идей», «романом-трагедией», «полифоническим романом». Мы можем считать роман социально-психологическим и одновременно философским. Жанровая многоплановость, безусловно, определяет и сюжетно-композиционную структуру произведения. Попробуем рассмотреть ее более подробно.
   В романе шесть частей и эпилог. Однако это членение не замедляет действие, а убыстряет его. В каждой новой части романа конфликты нарастают и служат основанием для новых, еще более острых ситуаций. Членение романа соответствует нарастанию трагедийного звучания его. Ввод новых действующих лиц связан с обострением сюжетных положений. Причем каждая из частей обрывается на интересном месте (фельетонный прием). Переход же от одной части к другой, как правило происходит в романе через сон, обморок или бред. Так, первая часть заканчивается тем, что Раскольников впадает в состояние забытья. В начале второй части – он пробуждается. В финале ее он падает в обморок при встрече с матерью и сестрой. В начале третьей части Раскольников приходит в сознание. В конце третьей части герой видит сон, где вновь пытается убить старуху-процентщицу. И этот сон плавно переходит в явь – к Раскольникову приходит Свидригайлов. Четвертая часть начинается разговором героев, а заканчивается она внезапной встречей Раскольникова с мещанином. Пятая часть начинается описанием чувств Лужина, после его расстроившегося сватовства к Дунечке, а заканчивается разговором Родиона со Свидригайловым, в котором последний в определенном смысле разоблачает героя. В начале шестой части представлен анализ душевного состояния героя. Автор отмечает его страх, апатию, расстройство сознания. Заканчивается же шестая часть сценой признания Раскольникова в полиции. В начале эпилога – рассказ автора о суде, в финале – описание чувств Родиона к Соне.
   Однако кроме авторского членения, мы можем выделить в романе две условные части. Это жизнь героя до преступления и жизнь его после. Однако сама сцена убийства при этом не является кульминацией сюжета романа, а является лишь его завязкой. Кроме основной сюжетной линии, в романе присутствуют побочные сюжетные истории. Одна из них – история семейства Мармеладовых. Как отмечают исследователи, жанровые истоки этой сюжетной линии – реалистическая проза натуральной школы и бытописательский «бульварный роман». Эта линия очень важна в романе, так как она раскрывает судьбу Сони, пересекшуюся с судьбой Раскольникова. «Линии их жизни пересеклись в самой критической для них точке. Их души соприкоснулись именно в тот момент, когда они еще обнажены для боли, своей и чужой, еще не привыкли к ней, не отупели»[1]. Вторая сюжетная линия – это история Дунечки Раскольниковой (взаимоотношения со Свидригайловым, сватовство Лужина, брак с Разумихиным). Эта линия развивается в жанре сентиментальной повести или мелодрамы.
   Попробуем проследить развитие сюжета в романе. Первая часть (до преступления героя) является экспозицией. Здесь дается подробный портрет героя, описаны обстоятельства его жизни. Главы здесь расположены по принципу нарастания напряженности. Сначала Раскольников случайно слышит разговор студента и офицера об Алене Ивановне и Лизавете (но сообщается об этом читателю лишь в шестой главе). Затем он знакомится в распивочной с Мармеладовым и узнает его жизненную историю. Потом Родион получает письмо от матери, в котором она сообщает о «необходимой жертве» – предстоящем браке Дунечки с Лужиным. Потом он видит пьяную девушку на бульваре, которую преследует неизвестный господин. Далее Раскольников видит сон, в котором Миколка забивает лошадь. Последняя глава представляет собой кульминацию событий, происходящих в первой части: герой убивает старуху-процентщицу и ее сестру. С большим мастерством писатель изображает человека, чьим сознанием овладела идея. «И хотя он действовал сознательно, но в то же время как будто и не по своей воле, как будто он выполнял чье-то чужое предписание. Это впечатление, что Раскольников, одержимый своей идеей, действовал как будто не по своей воле, а так, как будто он краем одежды попал в колесо и оно его закружило, завертело, Достоевский усиливает изображением ряда случайностей. В трактире Раскольников слышит рассуждение студента о том, что во имя высоких целей старуху-процентщицу можно убить»[2]. Другой случайностью становится его возвращение домой через Сенную площадь, где он узнает о том, что Алена Ивановна завтра, ровно в семь часов вечера, останется дома одна. И третьей случайностью становится убийство им Лизаветы. Сцена убийства является при этом завязкой основного конфликта.
   Во второй части мы наблюдаем развитие действия, нарастание внутренней и внешней напряженности повествования. Раскольников падает в обморок в полицейском участке. Достоевский здесь обнажает все переживания героя. Так, узнав истинную причину вызова в полицию, он испытывает чувство облегчения. Вместе с тем он постоянно опасается, не выдал ли он себя нечаянно во время бредового состояния. Вскоре в душе Раскольникова появляется «мрачное ощущение мучительного, бесконечного уединения и отчуждения». Он чувствует, что «как будто ножницами» отрезал себя от всех окружающих. Душевную борьбу героя Достоевский изображает с помощью внутренних монологов. Особенно остро и мучительно Раскольников переживает собственное отчуждение от родных. «Мать, сестра, как любил я их! Отчего теперь я их ненавижу? Да, я их ненавижу, физически ненавижу, подле себя не могу выносить…<…> О, как я ненавижу теперь старушонку! Кажется бы, другой раз убил, если б очнулась! Бедная Лизавета! Зачем она тут подвернулась!.. Странно, однако ж, почему я об ней почти и не думаю, точно и не убивал?.. Лизавета! Соня! Бедные, кроткие, с глазами кроткими… Милые!.. Зачем они не плачут? Зачем они не стонут?.. Они все отдают… глядят кротко и тихо… Соня, Соня! Тихая Соня!..». В этом монологе человеческая натура героя контрастно соприкоснулась с его ужасной теорией.
   Дальнейшее развитие действия – это знакомство героя с Лужиным и Свидригайловым, его общение с Разумихиным и с Соней. Мы видим, что внешняя напряженность действия также возрастает. Начинается своеобразный поединок Раскольникова со следователем Порфирием Петровичем. Именно он первым догадывается о преступлении и начинает расставлять своеобразные психологические ловушки. В свою очередь, Родион пытается избежать этих ловушек, не попасться в них и сохранить при этом естественность и натуральность поведения. Душевные муки героя обнажаются в его снах. Так, в своем третьем сне он вновь убивает Алену Ивановну, а она над ним смеется. Комната вдруг наполняется людьми, все становятся свидетелями его преступления – «все люди, голова с головой, все смотрят – но все притаились и ждут, молчат!..». Здесь писатель в определенном смысле оценивает преступление Раскольникова.
   Кульминацией внешней интриги становятся признания героя. Это признание Раскольникова Соне, его третья встреча с Порфирием Петровичем (когда последний обвиняет его в убийстве) и признание его в участке. Кульминацией же основного конфликта становится третий сон героя о «моровой язве». В этом сне идея Раскольникова доводится до абсурда. Весь мир видится ему охваченным «страшной эпидемией», когда люди заражены «трихинами». Зараженные становятся сумасшедшими, они живут, руководствуясь лишь собственными взглядами, считая их абсолютной истиной. Все это приводит людей к бессмысленным убийствам, а в конечном итоге – к гибели всего мира.
   Внешней развязкой детективного сюжета становится рассказ о суде и отправке героя на каторгу. Развязка дана нам в «Эпилоге». Развязка же внутреннего конфликта намечена в романе пунктиром: это любовь Раскольникова к Соне, таящая в себе надежду на возвращение героя к жизни. В «Эпилоге» также мы узнаем о дальнейших судьбах героев: Пульхерия Александровна умирает, Дуня выходит замуж за Разумихина, Соня едет за Раскольниковым в Сибирь.
   Анализируя ход сюжетного действия в романе, отметим художественные приемы Достоевского. В повествовании доминирует восприятие героя, автор отделяет себя от героя, жизненной философии Раскольникова противопоставлены взгляды Сони, Разумихина, Порфирия. Мнение же автора нигде не дано открыто. Как отмечает Назиров, «герой сочиняет роман своей судьбы, автор присутствует при этом на правах «литературного критика», но не моралиста: точно так же Пушкин, сочувствуя Ленскому, иронизировал над его творчеством. Достоевский входит в роман как сюжетостроитель – на равных правах с героем. <…> Таким образом, Достоевским в сюжете сознательно строится противоречие между героем и автором, между частью и целым, моделирующее бунт романтического мыслителя против бога. <…> Это удивительный и необычайно эффективный художественный прием»[3]. Затем отметим прием композиционного повтора. Раскольников несколько раз посещает квартиру Алены Ивановны, трижды он встречается со следователем, дважды – с Соней, сюжет о воскресении Лазаря повторяется в разговоре с Соней и Порфирием Петровичем. Кроме того, писатель использует прием подслушивания. Так, Свидригайлов подслушивает разговор Раскольникова с Соней. Кроме того, отметим наличие в произведении композиционных вставок. Это сны и грезы Раскольникова, сон Свидригайлова, письмо Пульхерии Александровны, а также библейская притча о воскресении Лазаря.
   Таким образом, отметим своеобразие сюжетно-композиционной структуры романа. Композиционные вставки здесь не разрешают драматическую напряженность, а лишь нагнетают ее. Сюжет развивается не вширь, а вглубь, обнажая нарастание трагической ситуации. Внешний – сюжетный – план гармонично сочетается в произведении с внутренним планом – психологическим и философски-мистическим.

1. Карякин Ю. Перечитывая Достоевского. – Новый мир, 1971, № 11, с. 247.
2. Богомолова Е.И., Жаров Т.К., Кедрова М.М. Пособие по литературе для слушателей подготовительных отделений высших учебных заведений. М, 1985, с. 242–243.
3. См: Назиров Р.Г. Автономия литературного героя. – Назиров Р.Г. Русская классическая литература: сравнительно-исторический подход. Исследования разных лет: Сборник статей. Уфа, 2005.

Комментарии: