Тема народного мужества в произведениях А.П. Платонова

02.02.2012 | Рубрика: П » Платонов А.П. »

Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
А. Ахматова

Стихотворение А. А. Ахматовой «Мужество» (1942) было написано во время Великой Отечественной войны. В это тяжелое, полное ужасов время важно было не поддаться трусости, сохранить веру в свои силы, в непобедимость русского народа. Но и после того, как война была закончена, важно было сохранить память о страшных годах, о бесчеловечии войны и о подвиге миллионов простых людей, прошедших войну до конца или так и не вернувшихся с фронта. Военная тема стала болью целого поколения писателей, которым еще не было и двадцати лет, когда разразилась Великая Отечественная война. К этому трагическому поколению, которое понесло самые большие потери на фронтах, принадлежат такие писатели, как Ю. Бондарев, В. Быков, Е. Носов, В. Астафьев.
Больше трех лет провел на фронте корреспондентом газеты «Красная звезда» А.П. Платонов. В его рассказах о войне героями являются простые люди, проживающие «рабочие дни войны», но их будничный военный труд наполняется у Платонова высшим метафизическим смыслом; у писателя жизнь «соединяется со смертью, чтобы преодолеть ее». Солдаты не говорят о мужестве, даже не осознают свои поступки геройскими подвигами. Когда в рассказе «Одухотворенные люди» политрук Фильченко призывает свое подразделение биться «до самых костей», то солдаты отвечают ему: «И костями можно биться… Рванул из скелета — и бей».
У рассказа «Одухотворенные люди» есть подзаголовок «Рассказ о небольшом сражении под Севастополем». В нем повествуется о долгом, на несколько дней растянувшемся бое между немцами и горсткой краснофлотцев, которые преграждают немецким танкам дорогу на Севастополь. Простота и величие русских солдат в том, что они принимают свое положение бойцов и защитников Родины спокойно и радостно. Краснофлотец Юрий Паршин уверен, что «живет, оказывается, счастливой и свободной жизнью лишь боец, когда он находится в смертном сражении, — тогда ему не надо ни пить, ни есть, а надо лишь быть живым, и с него достаточно этого одного счастья». Сражение представляется бойцам битвой, в которой надо «защитить добрую правду русского народа нерушимой силой солдата». И бьются они словно не с живыми людьми — немцами, а с коварными и злыми «мертвяками» с пустой душой. Когда краснофлотец Красносельский забегает в окоп, «убежище врага», он видит там «серое лицо неизвестного человека», чувствует «чуждое зловоние». Таких врагов убивать просто, потому что они непохожи на людей.
Тема врагов-немцев, лишенных живой человеческой души, развита Платоновым в рассказе «Неодушевленный враг». Там русский солдат, которого после взрыва засыпало мягкой землей, оказывается заживо погребенным плечом к плечу с немцем. И немец на все расспросы солдата отвечает по-заученному, как граммофонная пластинка. Он живет, дышит, любит не сам, а с позволения своего фюрера, который разрешает ему пока дышать, жить, сражаться. И русский солдат борется под землей с этой пустой человеческой оболочкой, у которой нет ни разума, ни радости жизни, и не замечает, как они выбираются на свежий воздух и как умирает в его руках немец. И русский солдат осознает, что в комариках и былинках, окруживших его, больше жизни, чем было в этом самом немце, и ему радостно, что «едкий гной» его «неодушевленного врага» очистится, станет землей, водой и тоже сможет участвовать в великом цикле жизни.
Примечательно, что в рассказе «Одухотворенные люди» русские моряки сражаются сначала со стадом овец, спрятавшись в котором немецкая боевая разведка пыталась занять откос по шоссе. А после противниками русских солдат становятся танки, словно только железные машины готовы меряться силами с краснофлотцами-богатырями. Боец Цибулько считает машины и замечает: «Уважают нас… Ишь, сколько выставляют против меня одного: пятнадцать, деленное на пять и помноженное на тысяча лошадиных сил! Я доволен!» И в смертном бою краснофлотцы постоянно ощущают себя участниками великого круговорота жизни, частью судьбы народа и человечества. Красносельский, вовремя приникнув к земле, чтобы уберечься от пуль, чувствует, что он храним любовью своей матери, которая, родив его, «вместе с жизнью подарила ему тайное свойство хранить себя от смерти». Бойцы, идущие на свой последний бой с железными машинами, рады, что не истратят свою жизнь «в пустом наслаждении», но отдадут ее обратно — «правде, земле, народу», увеличив тем самым «смысл существования людей». Смерть краснофлотцев Платонов описывает, с одной стороны, натуралистично, показывая кровь, оторванные руки, дырки от пуль в телах солдат. С другой стороны, сами солдаты не всегда осознают, что они ранены, словно воспринимают свою собственную боль и кровь чужими глазами. Про умирающих солдат автор пишет, что они «тают», жизнь их «исходит», наконец «засыпают». В самом конце рассказа Платонов описывает подвиг трех краснофлотцев, которые, обвязав себя гранатами, «расчетливо» ложатся прямо под гусеницы танка. Николай Фильченко, который подает пример такого геройства своим товарищам, ощущает свою смерть началом новой жизни и освобождения мирного человечества. Он радостно осознает, что «сама гнетущая смерть сейчас остановится на его теле и падет в бессилии на землю по воле одного его сердца». Фантастическим и пугающе прекрасным кажется уход из жизни моряков, которые под гусеницами танков превращаются в «огонь и свет взрыва». Кажется, что они, простые люди, на этом поле битвы становятся «всемогущими», богами, и немецкие танки не могут одолеть их силу духа.
Об истоках мужества русских солдат Платонов пишет в рассказе «Броня». В нем главный герой, старый моряк Саввин, пытается пробиться сквозь немцев в свою родную деревню, где у него в избе припрятан труд десяти лет его жизни: описание способа производства сверхпрочной брони, которой можно защитить русские корабли от снарядов неприятеля. Предчувствие беды и желание уберечь от нее свою Родину таилось в нем с детства. Он признается повествователю: «Наша земля всегда мне виделась такой доброй и прекрасной, что ее обязательно когда-нибудь должны погубить враги».
Семен Саввин вместе с рассказчиком повести отправляется в свою захваченную немцами деревню, чтобы спасти свои бумаги. Но Саввин умирает, не дойдя до цели. Его геройский поступок во имя спасения всей Родины заслоняется другими, более «мелкими» поступками, которые он не может не совершить, видя все безобразия, которые творят немцы на его родной земле. И для повествователя именно эти поступки становятся настоящими подвигами. Саввин сначала освобождает русских женщин, которых немцы гонят в вечное рабство. После он убивает отряд немцев, которые заняли деревеньку и поморили всех детей в яслях печным чадом. Отважный Саввин погибает во время этого боя. Перед смертью он объясняет спутнику, пораженному его силой: «Не в силе дело, — в решимости и в любви, твердой, как зло…» Но не только Саввин предстает в этом коротком рассказе образцом мужественности. Его подвиги спровоцированы поступками женщин, которых он встречает во время своей героической операции. Одна из женщин, бывшая в числе пленных, просто поворачивается, отводит руки немецких солдат и идет в сторону дома: «Тоска ее и любовь к привычной земле, откуда ее уводили, была, видимо, в ней сильнее страха смерти». В ней есть что-то от русских богатырей: она высокая, «большая», и немецкий солдат рядом с ней кажется маленьким и слабым. Чудом кажется, что, сколько ни стреляют в нее немцы, она все продолжает идти по дороге к дому. Другая женщина из деревни, где немцы «поморили» детей, носит их хоронить в овраг. «Терпеливая печаль ее жизни» трогает сердце старого моряка, и он бросается в деревню, послушный «лишь мгновенному решению своего разума и сердца и не подчиненного томительной привязанности к жизни». В глазах повествователя Саввин, который так и не создал чудесную броню для русских кораблей, остается великаном, героем, человеком с огромным и мужественным сердцем. И автор заключает, что «самое прочное вещество, оберегающее Россию от смерти, сохраняющее русский народ бессмертным, осталось в умершем сердце этого человека».
Эта броня, которая заключена в самом характере русского народа, его бесконечное мужество воспеваются во всех произведениях Платонова о Великой Отечественной войне.


Комментарии: