Триптих «Смятение» А.А. Ахматовой. Восприятие, толкование, оценка

   Триптих «Смятение» был написан А.А. Ахматовой в 1913 году. Он открывает сборник «Четки». Кто является адресатом произведения? Исследователи высказывают различные версии. Считается, что оно может быть посвящено Н.В. Недоброво, А. Блоку.
   Произведение относится к любовной лирике. Основная тема его – зарождение любви, внезапная вспышка чувства, сложность человеческих взаимоотношений.
   Цикл, состоящий из трех стихотворений, представляет собой постепенное развитие темы. Первое стихотворение – это зачин, своеобразная завязка. Здесь фрагментарно обрисован внешний и внутренний облик героя:

 
Было душно от жгучего света,
А взгляды его – как лучи.
Я только вздрогнула: этот
Может меня приручить.
 

   Лирическая героиня, впервые увидев Его, поражена. Любовь захватила ее внезапно и неожиданно. Она готова отдаться своим чувствам сразу, безоглядно, импульсивно. Она готова к любому развитию событий, она словно пророчит будущее:

 
Наклонился – он что-то скажет…
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет
На жизни моей любовь.
 

   Чувства и эмоции героини здесь переданы через ее ощущения («было душно от жгучего света»), через конкретные детали поведения («только вздрогнула»), через детали портрета («от лица отхлынула кровь»). Поэтесса здесь остается в рамках традиционного для нее психологизма, когда чувства человека раскрываются не напрямую, а опосредованно, через конкретные, емкие детали. Смысловым центром стихотворения становятся здесь «его взгляды».
   Исследователи отмечали своеобразие поэтической манеры Ахматовой, сочетание в ее стихотворениях разговорной, повествовательной интонации с патетическими восклицаниями. Эта оригинальность стиля поэтессы проявилась уже в сборнике «Четки», который открывается триптихом «Смятение». В первом стихотворении восьмистишие представляете собой словно одну энергичную, динамичную фразу, которая делится на мелкие части. Первая половина этой фразы содержит спокойные, повествовательные интонации. Вторая же вносит в стих определенное напряжение. Итогом становится сильная, патетическая, афористичная концовка:

 
Пусть камнем надгробным ляжет
На жизни моей любовь.
 

   Второе стихотворение передает развитие чувства героини. Вопрос, обращенный к герою, подчеркивает остроту и яркость этого чувства: «Не любишь, не хочешь смотреть?». Своеобразным ответом является собственное восклицание героини: «О, как ты красив, проклятый!» В этом возгласе передано смятение героини, ее растерянность перед ситуацией. Одновременно мы видим удивление ее перед силой всепоглощающего чувства:

 
И я не могу взлететь,
А с детства была крылатой.
Мне очи застит туман,
Сливаются вещи и лица,
И только красный тюльпан,
Тюльпан у тебя в петлице.
 

   Переживания героини здесь переданы через восприятие ею окружающего мира: «Мне очи застит туман, сливаются вещи и лица». Характерная деталь портрета героя – «красный тюльпан» – становится смысловым центром стихотворения, кульминационным моментом всего цикла. Красный тюльпан в петлице словно завораживает героиню, неизменно притягивая к себе ее напряженный взгляд. Деталь эта становится тем фокусом, в котором сконцентрированы и качества героя, и весь спектр охвативших лирическую героиню чувств.
   Третье стихотворение – своеобразная развязка. Начинается оно спокойной, повествовательной интонацией. Героиня рассказывает о свидании с любимым:

 
Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне, улыбнулся,
Полуласково, полулениво
Поцелуем руки коснулся —
И загадочных, древних ликов
На меня поглядели очи…
 

   Она вновь говорит здесь о своих чувствах, сконцентрированных в одном «тихом слове». Внутреннее напряжение в повествовании нарастает.

 
Десять лет замираний и криков,
Все мои бессонные ночи
Я вложила в тихое слово.
 

   «Тихое слово» становится здесь смысловым центром стихотворения. Затем наступает определенный перелом, прозрение, развязка ситуации. Героиня понимает, что все – напрасно, что чувства ее не находят отклика в душе дорогого ей человека. И далее мы видим своеобразный эпилог, краткий, афористичный:

 
Отошел ты, и стало снова
На душе и пусто и ясно.
 

   Финал истории грустен: героиня обретает способность трезво воспринимать действительность, однако эта ясность не приносит ей радости. «Ясность» здесь становится синонимом душевной пустоты.
   Таким образом, каждое из стихотворений построено на основе ключевого образа, вокруг которого идет развитие действия («взгляд», «красный тюльпан», «тихое слово»). Кроме того, каждое из стихотворений условно делится на две части. В первой части мы слышим спокойный рассказ о ситуации, во второй части мы чувствуем нарастание напряжения в повествовании, которое приводит к емкой, афористичной, патетической концовке. Цикл написан дольником, рифмовка – перекрестная. Ахматова использует скромные средства художественной выразительности: эпитеты («жгучего света», «загадочных, древних ликов»), сравнение («А взгляды его – как лучи»), метафору («камнем надгробным ляжет На жизни моей любовь», «мне очи застит туман»), вопрос и восклицание, обретающие характер риторических («Не любишь, не хочешь смотреть?», «О, как ты красив, проклятый!»).
   Цикл «Смятение» характерный образец любовной лирики поэтессы. Как отмечает Н. Недоброво, «напряжение переживаний и выражений Ахматовой дает иной раз такой жар и такой свет, что от них внутренний мир человека скипается с внешним миром. Только в таких случаях в стихах Ахматовой возникает зрелище последнего; оттого и картины его не отрешенно пластичны, но, пронизанные душевными излучениями, видятся точно глазами тонущего…»[1].

1. Недоброво Н.В. Анна Ахматова. – «Русская мысль», 1915, июль, с. 59–60.

Комментарии: