В чем трагизм взаимоотношений Григория Мелехова, Аксиньи и Натальи? (по роману М.А. Шолохова «Тихий Дон»)

02.02.2012 | Рубрика: Ш » Шолохов М.А. » «Тихий Дон» »

«Тихий Дон» — книга не только о революции, об отлетевших в прошлое годах гражданской войны. Помимо вопросов огромной общественной значимости Шолохов наполнил свой роман глубоким человеческим содержанием, которое побуждает размышлять об отцовской гордости, об извечном человеческом стремлении к счастью и о страданиях, которых немало выпадает на людскую долю, о нетленной красоте материнского чувства, о силе женской страсти и верности в любви. И совершенно особое место в этой книге отведено истории трагической любви Григория Мелехова, истории его взаимоотношений с Аксиньей.
Отношениями Григория с Аксиньей и Натальей определяется в значительной степени развитие действия в первых двух частях романа. События располагаются в такой последовательности, которая позволяет передать нарастание и силу чувства Григория к Аксинье, неизбежность разрыва с Натальей, и вместе с тем — отношение героя к семье, труду, восприятие им мира окружающей природы.
Шолохов наделяет Григория чуткой восприимчивостью ко всему прекрасному. Пейзажное обрамление, в котором выступает перед нами Григорий, — это не просто обстановка действия. Писатель всегда стремится передать непосредственное чувство связи с окружающим миром, характерное для Григория. Вот и волосы Аксиньи для Григория «дурнопьяном пахнут. Знаешь, этаким цветком белым…». От «свежего, нахолодевшего» рта ее пахнет «то ли ветром, то ли далеким, еле уловимым запахом свежего степного сена». В этих поэтических сравнениях и уподоблениях писатель доносит богатство чувства Григория, способность его глубоко и сильно воспринимать красоту человека.
Художественный образ зачастую важен не только сам по себе, содержание и эстетическая ценность его определяются также тем окружением, тем миром людей и природы, в котором проходит жизнь описываемого лица. Свойственное Григорию чувство прекрасного раскрывается и в истории его любви к Аксинье.
Страстное чувство Григория к гордой и прекрасной Аксинье, огневая, губительная красота которой не блекнет с годами, сопоставлена в романе с его размеренной супружеской жизнью с Натальей — прекрасной женщиной другого склада, верной и любящей женой и матерью. Строго говоря, Наталью — отнюдь не чужого для Григория человека — Мелехов никогда не любил, женившись на ней по принуждению отца, отчетливо осознавая всю абсурдность родительской затеи, но и не имея права воспротивиться.
А свою настоящую, вечную, беспрекословную и непреходящую любовь к Аксинье Григорию суждено было пронести через всю жизнь. Любовь эта явилась своеобразным внутренним стержнем Григория Мелехова, именно она поддерживала донского казака в самые напряженные минуты трудных нравственных решений, с неудержимой силою тянула его в родные края, повергая героя в бездны отчаянного счастья, именно она диктовала Григорию волю к жизни.
Сила этого чувства, развитие, изгибы его переданы Шолоховым с замечательной психологической точностью, согретой живым волнением. Писатель изобразил всепоглощающую страсть, готовность на все жертвы со стороны Аксиньи, замужней женщины, бесстрашно восставшей против хуторских обычаев и нравов, и молодую беспечность Григория, поначалу отступившегося от своей любви, порвавшего с Аксиньей. Страсть роковая, неотвратимая, ибо забыть Аксинью оказалось не под силу казаку, безудержна его тяга к возлюбленной. Любовь к Аксинье, мирившая поначалу грубость и нежность, приобретает все большую одухотворенность. Совместную жизнь в Ягодном часто вспоминает Григорий на фронтах империалистической и гражданской войны как самую счастливую пору своей жизни. И всякий раз, вспоминая Аксинью, Григорий думает о детстве, вспоминая о детстве — думает об Аксинье. Это тонкое психологическое наблюдение писателя лучше многих слов говорит о силе и глубине чувства, связавшего Григория и Аксинью. Аксинья вошла в него навеки, навсегда… Она, как босоногое детство, стала частью его жизни.
Шолохов довольно скуп на лишнее описание чувств Григория. Когда в самом начале восстания Мелехов приходит арестовывать Степана, не желающего воевать, он старается даже не смотреть на Аксинью, которая стоит тут же, у печи. Что он думает, чувствует, заходя в курень Астаховых, увидев Аксинью, которую продолжает любить? Об этом не сказано ни слова. И в этом проявление той экономности, которая является существенным признаком художественности.
Упоминание о чувствах Григория к Аксинье нарушило бы художественную цельность, а потому не нужно было в этом месте. Ведь Григорий кипел тогда от ярости, в нем ощетинился собственник, поднявшийся с оружием против советской власти. Только о борьбе и мести думал тогда он, только это его и занимало. Дорогой ценой платит Григорий за свои заблуждения. Мучительно тяжелой, ненужной показалась ему собственная жизнь. Шолохов с проникновенным мастерством доносит до читателя всю глубину трагической опустошенности Григория: встретился он с Аксиньей, с новой силой вспыхнула их любовь, но в данный момент и она не в силах заполнить холодную пустоту в душе Мелехова.
История Григория Мелехова и Аксиньи — это история трагической любви, история выгоревшей, испепеленной жизни. Любовь их — такая великая в своей страсти и взаимном стремлении, такая величественная в самой жгучей потребности любить, такая желанная в своей запретности — не приносит героям счастья, попросту не успевает реализоваться в полной мере. В последнем жизненном порыве стать на другой путь Григорий бежит из банды, забирает с собой из хутора Аксинью, но по пути на Кубань Аксинья гибнет.
Так завершается долгая пляска смерти. Начатая убийством на войне австрийского солдата, она кончается гибелью самого дорогого Григорию человека. Такова логика войны: взмаху шашки, за который так казнил себя Григорий, назначено отозваться нелепой пулей, доставшейся Аксинье.
…Солнечным утром в глубоком яру хоронит Григорий свою Аксинью. Безмерно горе, обрушившееся на Григория. После смерти Натальи Григорий метался, страдал. Перед нами был все же живой человек, но раненый, мучимый болью. Смерть Аксиньи была так страшна, что в Григории словно все обмирает. Теперь ему незачем и некуда торопиться. Все свои духовные искания, все свои надежды, всю свою жизнь хоронит Григорий. Он и себя хоронит заживо: Григорий прощается с мертвой Аксиньей, «твердо веря в то, что расстаются они ненадолго». Теперь и жить ему незачем.
Любовь к Аксинье составляла весь смысл существования Григория, являлась главной движущей силой всей жизни его. Трагизм заключается в том, что искра страсти, пробежавшая между Григорием и Аксиньей в самом начале романа, изначально была обречена полыхнуть ярким светом и погаснуть от грубого вторжения исторических катаклизмов. Богатый мир героев, мир ярких чувств и первозданных эмоций, не способен втиснуться в жесткие схемы классовой борьбы, смысл которой даже не до конца ясен персонажам шолоховского романа. Григорий и Аксинья, созданные для счастья, как и миллионы других людей, потеряли свою хозяйскую роль в сюжете и в жизни, попали в жестокое подчинение силам, им не подвластным, остались наедине с собственной судьбой и оказались отчаянно бессильны что-либо изменить.


Комментарии: